Баннер пустышка Аналитические заметки

Аналитические заметки: Некоторые размышления о мифах рынка стали…

Рейтинг:   / 3
ПлохоОтлично 

«… Скажите, где можно увидеть старую Одессу?
- На кладбище…


- Я хожу по Одессе, я ничего не вижу интересного. 

- Вы и не увидите, надо слышать. И перестаньте ходить…». *

Жванецкий

* Порядок цитирования произведения М.М. Жванецкого изменен.

 

 

Доброго времени суток, уважаемый Читатель! 

 

А ведь нескучное выдалось лето и начало осени... Геополитические скандалы и дрязги, взлеты и падения цен сырьевых сегментов, казалось, обходили стороной рынок стали, который после новостей о протекционистских мерах (в США и ЕС) уединился в своём тренде стабильности и не планировал демонстрировать существенных изменений. Все было тихо и по-скучному статично до того момента, пока не разразился «турецкий кризис». А ведь мало кто мог предположить, что экономически-стабильная Турция, живущая в последние годы в плоскости мифа возрождения великой Османской империи, способна на столь неожиданные пируэты.

 

Все началось в первую неделю августа. Да, и в июле турецкая лира была нестабильной (об этом часто писали многие, связывая низкий спрос на лом с обесцениванием лиры), но эксперты вовсе не ожидали, что обвал будет столь стремительным. Менее чем за декаду курс достиг рекордных показателей в 6.7-7 TRY/USD, а за период двенадцати месяцев девальвация превысила 92%. Причём, только за четыре недели августа курс упал на 27-29%. Это уже потом ведущие экономические издания начали давать объяснения, что и удивляться-то нечему, ведь инфляция в Турции превышала учетную ставку более года, а дефицит торгового баланса еще в первом квартале 2018 превышал 9 млрд долларов в месяц. Не способствовали сглаживанию экономической ситуации и необдуманные и во многом популистские шаги правительства. А тут еще и удалось первым лицам страны существенно подпортить взаимоотношения с США. Все вполне закономерно... Однако мало кто из изданий пишет о том, что будет в продолжении этой закономерности.

 

А похоже, что будет интересно... Ведь Турция не только ключевой регион с точки зрения геополитических интересов. Для нашего анализа важно значение этой страны с точки зрения баланса потоков готового проката в Ближневосточном регионе и за его пределами. Напомним, что девальвационный кризис охватил восьмого по величине производителя стали, чьё производство в 2017 году составило 37.5 млн тонн. Причём, только в прошлом году экспорт составил 17.8 млн тонн, что соответствует приросту к позапрошлому году на 7.7%. А вот импорт готового проката и полуфабрикатов составил 16.3 млн тонн, сократившись на 6.8% к 2016 году. И вот тут-то начинается самое интересное. Турецкие комбинаты наряду со всеми подпадают под действие американских импортных пошлин. Это стало лишь временной преградой для турецкого проката. Рост цен на внутреннем рынке США был столь стремительным, что уже к концу июня лоты арматуры из Ново-османской империи без труда продавались на Восточном побережье с 25% пошлиной, и это было выгоднее, чем толкаться на рынках стран Северной Африки и Ближнего Востока с конкурентами из СНГ. Но за особую позицию неуступчивости в политических и стратегических вопросах власти США вкатывают повышение пошлины, и в этот раз уже до 50%, а при этом уровне поставки становятся невозможными. Рынок Америки закрывается и, похоже, надолго. 

 

Понимая, что более 16 млн тонн потенциального экспорта придётся куда-то девать, торопятся защитить себя и страны ЕС. Евросоюз со свойственной ему изощренностью вводит квоты на поставку готового проката, превышение которых автоматически приводит к наложению 25% пошлины. Причём, квоты (по средним значениям за последние три года) носят накопительный характер и не привязаны к странам и/или отдельным производителям. Реализуется принцип — «кто первый встал, того и тапки...». Конечно, для тех производителей, кто имеет квартальные и полугодовые контракты, оставлена прекрасная лазейка, но многострадальные турецкие металлурги, похоже, не смогут ею воспользоваться в полной мере. Итак, Европа тоже теряет приоритетный статус рынка-потребителя. В воздухе запахло керосином, и для того, чтобы хоть как-то защитить свою металлургическую отрасль, власти Турции вводят в середине сентября собственные квоты (причём, драконовские, ведь только импорт листового проката ограничен с 10.5 млн тонн [по данным за 2017 год] до 3.7 млн), превышение которых также грозит наложением импортной пошлины в размере 25%. Круг замкнулся. Но замкнулся он вовсе не для турецких производителей. У них впереди долгие месяцы трудностей и мучительных исканий выхода из сложившейся ситуации. Однако им в помощь послана девальвирующая лира. Даже при текущем курсе 6.05-6.1 себестоимость производства, по разным оценкам, снизилась на 20-25%. Пусть практически весь лом и основное сырьё завозные, зато появляется уникальная возможность закупать полуфабрикаты и заваливать близлежащие и удаленные рынки готовым прокатом, который, следует отметить, за последние несколько десятилетий стал не хуже европейского. И это уже начало происходить. Ведь ранее мы не помнили о том, чтобы г/к рулон отгружался из турецких портов в Юго-Восточную Азию, за последние десять лет мы не видели турецкую заготовку на рынке Индонезии. С уверенностью можно сказать, что товарные потоки круто изменились, а это и есть признак перемен, которые не происходят в измышлениях аналитиков, а осуществляются в реальном мире.

 

На самом деле, круг замкнулся для металлургов из СНГ и, в частности, из Украины. Как ни крути, но ни в вопросах качества (за исключением некоторых производителей листового проката из РФ), ни в вопросах себестоимости и уж тем более в стоимости логистики у снговских комбинатов нет преимуществ. Посудите сами: украинский г/к рулон с вкатанной окалиной и расслоенной кромкой вряд ли сможет конкурировать на равных с турецким листом. Более того, любой лот, предлагаемый из черноморских портов, должен быть на 10-15 USD/MT дешевле турецкого только из-за разницы стоимости фрахта. Ну, а говорить о стоимостном преимуществе и вовсе не приходится, так как и Россия, и Украина уже прошли циклы обвалов национальных валют. Ведь только за последние двенадцать месяцев рубль потерял к доллару 13.5%, а украинская гривна скромные 5.5%. И этот показатель трудно сравнить с 85% девальвации турецкой лиры. Вот и получается, что массовое переориентирование производств на сляб, заготовку и чугун сияет украинским комбинатам как клятва «пионэра». Примечательно, но по нашим данным, это уже происходит. Конечно, многоопытные менеджеры попытаются сгладить трагизм ситуации многообещающими маркетинговыми исследованиями и прогнозами. Более того, многим удастся дотянуть до конца текущего года и таки получить вожделенные бонусы и премии. И самые прозорливые из них «тихо отвалят» в начале следующего года. Но, на слябе и чугуне вернуть многомиллиардные долги вряд ли получится. Платить все же придётся.

 

Похоже, что очередной миф не только исчерпал себя, но и надолго предан забвению (ведь мифы редко разрушаются и исчезают окончательно, а экономические мифы обладают еще и качеством мобильности, но об этом позже). А ведь он далеко не последний в длинном перечне иллюзий, освобождение от которых рискует серьезно потревожить не только отдельные компании, но и целые отрасли. 

 

Кстати, давайте отвлечемся и попытаемся дать определение функций мифа, по возможности исключив культурологические и литературоведческие определения самого явления. Во-первых, нельзя не отметить одну формулировку мифа и его качества, о котором писал выдающийся философ М.К. Мамардашвили: «... Миф, ритуал и т.д.. Отличаются от философии и науки тем, что мир мифа и ритуала есть такой мир, в котором нет непонятного, нет проблем... В мифе мир освоен, причём так, что фактически любое происходящее событие уже может быть вписано в тот сюжет ..., о котором в нем рассказывается. Миф есть рассказ, который умещаются человеком любые конкретные события; тогда они понятны и не представляют собой проблемы... («Необходимость себя», М. Мамардашвили, М.: «Лабиринт», 1996.). Нам кажется, что очень интересное, а самое главное, применимое в сфере экономики определение функций мифа сформулировал Р. Барт (для тех, кому будет интересно ознакомиться с его работой «Миф сегодня», рекомендуем перейти по ссылке: http://www.lib.ru/CULTURE/BART/barthes.txt_with-big-pictures.html). Так вот, он утверждал, что «...означающее мифа двулико: оно является одновременно и смыслом и формой, заполненным и в то же время пустым... [Причем,] миф ничего не скрывает, его функция заключается в деформировании и внушении, но не в утаивании...». Для нашего дальнейшего повествования и анализа возьмём только три функции, которые приведены в цитатах выдающихся философов и теоретиков семиотики: «Беспроблемность», «Деформация» и «Внушение». По нашему предположению, мифы экономической сферы всегда деформируют (внушая и делая беспроблемным в новом мифологическом качестве) базовые законы экономики. Например, вряд ли кто-либо станет оспаривать закон убывающей предельной полезности, закон спроса или закон предложения. Ведь то, что обыденно и чего много — дорого не стоит. То, чего много потребляется, — большой дополнительной пользы не приносит с увеличением потребления. Чего мало и стоит оно дорого — будут пытаться производить многие. Казалось бы — аксиомы. Но миф (и надо сказать достаточно успешно) прикладывает все силы для того, чтобы внушить и исказить рациональную реальность, предложив пусть временный, но комфортный мирок для тех, кто предпочитает существовать в иллюзии.           

 

Вот и получается, что в параллельном с рациональным миром экономики создаётся новое, удобное мифическое пространство, заполненное «сказочными» персонажами. Не поленимся перечислить самые яркие из них: «Цари недр» (три крупнейших производителя руды), которые в этом году умудрились сконцентрировать на складах в портах «Поднебесного царства» 160 млн тонн руды, а это ни много ни мало, но все же 16.5% их суммарного годового производства. Причём, рудокопы утверждают, что финансировать такой остаток не составляет проблем (отсыл к реальности — необходимо финансировать товарный остаток, сумма которого приближается к миллиарду долларов, и это без учета «товара в пути» и на складах в портах отгрузки), да и сами складские запасы еще не повод для того, чтобы опасаться за стабильность цен (явное Внушение, Деформация и Беспроблемность). «Конечно, все будет хорошо...», — вторит им «Поднебесное царство». «Ведь я уже меньше, чем 80-82 млн тонн стали в месяц не произвожу и всю вашу руду выкуплю...». Но при этом даже неточная (что бы не сказать лживая) китайская статистка свидетельствует, что внутреннее потребление неуклонно сокращается, а готовый прокат куда-то девается и явно не уходит на экспорт. Более того, внутренний рынок постоянно лихорадит, а шаг взлетов и падений цен порой превышает 25-35 USD/MT в неделю (Внушение, Деформация и Беспроблемность)... «Да, небольшие проблемы есть, но они временные...» — хором поют и металлурги и поставщики руды. «Но все будет хорошо...». И в принципе, этот порочный круг иллюзии было бы разорвать практически невозможно, если бы не одно но...

 

Экономический миф, на наш взгляд, обладает одним особенным качеством — мобильностью. Дело в том, что он с определенной цикличностью перемещается по всеобщей формуле капитала: Деньги — Товар — Деньги. В последние годы доминировали мифы, связанные с Товаром. Именно в рамках их структур искажались аксиомы и рациональные законы и создавались временные иллюзии о том, что  избыточное и обыденное может стоить дорого... 

 

Но не только мир не стоит на месте. Меняется и полюс мифа. Очень высока вероятность того, что очередной этап мифотворчества уже начался в плоскости Денег. «Понимаете», — говорят «сказочники» из ФРС, мы хоть и производим красиво раскрашенную бумагу в огромных количествах, но все же производим ее только мы, а потому — бесплатно пользоваться оной уже не получится. Извольте получить новое повышение учетной ставки... И в этот момент Цари недр отчетливо начинают понимать, что складские остатки в миллиард (а это много, даже если разделить на троих) при росте затрат на торговое финансирование может обернуться большими убытками, тем более, что переложить стоимость денег на клиентов (за счёт повышения цен) вряд ли удастся. Что будет? Скорее всего, панический сброс товара и «уход» в кэш любой ценой...  

 

Конечно, и дороговизна ничем не обеспеченных денег — это миф, в котором присутствуют и Внушение, и Деформация и Беспроблемность новой реальности. Однако денежный миф идёт на смену товарной группе мифов и просуществует достаточно долго (судя по последним заявлениям, звучащим в мировой прессе). Более того, высокая стоимость эталонных денег, как цунами, смоет монетарные микро-мифы развивающихся стран. Будет очень интересно, особенно в странах, входящих в БРИКС...

 

Завершая статью, отметим, что как только на вашем пути появится человек, который со стальной уверенностью в голосе и пустыми глазами будет убеждать Вас в том, что «... земля не производится никем, покупайте ее...», «... но ведь это уникальная технология из Европы — купите завод...» или «...пора приобрести недвижимость на побережье Адриатики — это позволит Вам безбедно встретить старость...» — гоните этого прохвоста прочь и берегите деньги, они вновь в цене и будут пользоваться спросом в ближайшее время.

 

 

С уважением,

Редакционный Совет

Комментарии (0)

Осталось символов - 500

Cancel or

Баннер пустышка Аналитические заметки внизу 1
Баннер пустышка Аналитические заметки внизу 2