Баннер пустышка Аналитические заметки

Аналитические заметки: Всем по четвертаку...

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

«Разница между умным и мудрым:

умный с большим умом выкручивается

из ситуации, в которую мудрый не попадает».

Жванецкий

Доброго времени суток, уважаемый Читатель! 

 

Весна в этом году не задалась... Переменчивость погоды, которая несла то неожиданные оттепели, то метели и крещенские морозы в середине марта, была созвучна с общей нестабильностью и непредсказуемостью, царящей на рынке. Так что, вполне закономерно, что очередной твит о вводе 25% пошлины на все виды стального проката, ввозимого в США, был столь же неожиданным, как и заморозки, которые охватили Восточное побережье. Однако многие эксперты все же надеялись, что твит так и останется скандальным и эпатажным набором нескольких строк популярного мессенджера. Но нет... Реальность фактического ограничения ввоза стали на территорию США стал реальностью, и в этой короткой аналитической заметке мы попытаемся рассмотреть, что же произошло на самом деле, кто от этого пострадал и как произошедшее отразится на рынке в ближайшие месяцы. Поехали...

Давайте постараемся отталкиваться от голых фактов: 

А. Импортную пошлину в размере 25% вкатили всем, кроме Австралии.

Б. Канада и Мексика получили отсрочку введения пошлины на их стальной прокат, ввозимый в США, на период 30 дней.

С. Пошлиной облагаются все виды проката, поставляемого на территорию США. 

 

А теперь давайте приведём цели, ради которых администрация США пошла на этот шаг: защита американских производителей стали, которые избавятся от недобросовестной конкуренции импортеров и смогут не только повысить свою прибыльность, но и начать бурно развиваться, восстанавливая старые производства и создавая новые рабочие места... 

Вот, кажется и все.

Но что это значит в цифрах.

 

На рынок США в 2017 году импортерами было поставлено 36 млн тонн стали. Собственное производство в том же году составило 81.6 млн тонн. Причём, экспорт готового проката и полуфабрикатов не превысил 9.2 млн тонн. Из этих цифр нехитрым способом выводим следующий показатель — видимая (реальная) емкость рынка США составила 108.4 млн тонн, а собственное производство покрывало 75.3% внутреннего спроса.

Отметим еще один важный показатель для наших последующих размышлений: загруженность существующих производственных мощностей составила в прошлом году 77%. Примечательно, что этот показатель в 2016 году уверенно держался выше 78%.

А кто же те изверги, которые душили слабую металлургию первой экономики мира и не давали ей нормально развиваться? Кто те злодеи, кого покарал сверкающий меч самой либеральной экономики (с иронией отметим — свободной и не регулируемой государством) в виде 25% импортной пошлины? И вновь обратимся к статистике. За период 2017 года поставки стали из зарубежных стран составили 36 млн тонн и распределились следующим образом:

Канада: 5.95 млн тонн (или 5.95%);

Бразилия 4.9 млн тонн (или 13.6%);

Южная Корея3.5 млн тонн (или 9.9%);

Мексика 3.3 млн тонн (или 9.3%);

РФ 3 млн тонн (или 8.4%);

Турция 2 млн тонн (или 5.8%);

Япония 1.7 млн тонн (или 4.9%);

Германия 1.45 млн тонн (или 4%);

Тайвань 1.12 млн тонн (или 3.1%);

Китай 0.756 млн тонн (или 2.1%);

NB: Обратите внимание сколь скромную позицию в перечне злодеев-импортеров занимает мировой лидер производства стали — КНР.

 

Завершая перечисление фактажа, отметим, что скорбной участи лишиться рынка США избежала только Австралия. А вот суровые меры в отношении Канады и Мексики были отложены на период 30 дней. Мол, думайте, дорогие соседи, и принимайте правильные решения...

На этом заканчиваются факты и начинается их интерпретация, а самое главное, оценка последствий как для металлургии, так и для смежных отраслей. Не знаем, как Вы, а нам довелось прочесть за последние две недели такое количество мифов (как оптимистических, так и апокалиптических), которые упорно выдавались за непреложную реальность, которая обязательно свершится (ну, стоит только чуть-чуть подождать...). Давайте их разберём так же последовательно, как и статистику, приведённую выше.

 

Миф №1: «Дайте нам три месяца и мы нарастим внутреннее производство стали...» (очень часто встречающийся миф специализированных изданий США). Явный пример того, что англичане называют “wishful thinking”. Любой технолог вам подтвердит, что, обеспечивая 77-80% загрузки мощностей, крайне сложно добиться повышения еще на 5%. А загрузить производство свыше 90% практически невозможно на постоянной основе (не принимаем во внимание пиковые кратковременные повышения производственных показателей), так как оборудование не только требует плановых ремонтов, но и ломается внепланово (густо и часто даже на передовых производствах). Более того, повышение производительности требует синхронизации на всех переделах (иначе, либо слитком/слябом завалим весь склад и прокатный стан «под крышу», а листа не докатаем, либо лом или чугун не «обеспечим» и т. д...), а этого достичь за короткий период практически невозможно. Увы, но добиться существенного повышения гораздо сложнее, чем нарисовать цифру на бумаге прогноза (это Вам не фьючерсами на бирже торговать, как “лицом” в калашном ряду...). 

NB: Примечательно, что в 2008 году, когда и цены, и прибыльность рынка стали превышали все возможные исторические рекорды, американская металлургия демонстрировала не более 86-87% загрузки мощностей. 

Отметим, что в контексте мифа «повышения индекса загрузки мощностей» есть еще одна гипотеза, которая не менее мифологична по своей сути: «... восстановим законсервированные производства...». Не будем тратить много времени на доказательства нереалистичности данного процесса. Отметим только, что эти производства не «законсервированы», а заброшены, и «закозленную» домну нельзя «задуть», ее только можно перестроить, а на это требуется годы (возможно, чуть меньше времени необходимо для восстановления ЭДП, но там тоже все не просто и, уж точно, все не быстро).

Думаем, что очень непродолжительный период подтвердит нашу правоту и покажет, что, по итогам текущего года, производство в США все еще топчется на отметке загруженности мощностей в ...%.   

 

Миф №2: «...бурный рост производства в США приведёт к нехватке лома на рынках Азии и Ближнего Востока...». Ну, в общем логично. Но для того, чтобы это предположение стало реальностью, необходимо, чтобы первый миф «бурного роста загруженности мощностей» стал реальностью. Но даже если это и произойдёт, отметим, что поставки лома из США на экспорт варьируются в диапазоне 13-13.5 млн. тонн в год. Даже если произойдет существенный рост спроса на внутреннем рынке, он вряд ли приведет к тому, что поставки за рубеж остановятся. А вот прямые конкуренты американских заготовителей из Японии, РФ, ЕС и, вероятно, Китая (а ведь в прошлом году мы уже констатировали присутствие китайского лома на некоторых рынках Азии), с радостью восполнят их отсутствие на ключевых рынках. Даже если всплеск цен и случится, он явно не станет глобальным и затяжным. 

 

И, наконец, последний миф №3: «...рынок США надежно защищён от поставок и конкуренции со стороны иностранных производителей стали...». А вот это утверждение, которое чаще всего встречается в общеэкономических американских изданиях, уже совсем наивно по своей сути. Только тот, кто сделал свою карьеру в финансовой сфере или в консалтинговой компании с ярким названием, может поверить в подобную сказку. Торговец из реального сектора знает приём под названием «замена таможенного кода» так же хорошо, как ученик средней школы таблицу умножения. Трюк стар и прост. Берём лист или толстый лист, обрезаем кромку под определенным углом (или делаем несколько отверстий, или незначительно меняем геометрию листа) и декларируем экспортируемый товар как «металлоконструкцию». Только ловкость рук и никакого «мошенства». И, заметьте — все легально. Если в стране-получателе на таможне гайки уже «закрутили», то добавляем к экспортируемому металлопрокату еще и сварочные работы (лепим любой уголок или «загогулину») — вот и все. Поставка идёт под другим кодом, никакой это не толстый лист, а почти «лазерный асинхронный отражатель» для нужд обороны США. За...мучаешься доказывать обратное. Но это трейдринговый приём, при помощи которого бесчисленное количество СНГ-овского листа уехало на рынок ЕС в обход санкций, запретов и антидемпинговых пошлин.

Большому производителю доступен еще более изощренный приём — поставка уже раскроенного листа для нужд своего клиента-автомобилестроителя (или машиностроителя) из США. Да, дороже, да, могут запретить и это, но это безусловно позволит в краткосрочном периоде обойти пресловутую 25%. Вот и получается, что на всякую глупость есть достаточная хитрость...

 

Однако хватит разбирать мифы и фантазии дружественных нам изданий. Давайте попытаемся изложить последствия введения импортной пошлины, которые нам кажутся реалистичными и, как это не прискорбно, закономерными.

  1. Резкое повышение цен на все виды готового проката на рынке США. Это уже свершившийся факт. В невозвратное прошлое отошли индикации на г/к рулон в диапазоне 650-690 USD/ST EXW. Сегодня доминирующая цена уже превышает 830 USD/ST, а апрельские лоты рискуют и вовсе перевалить за 850 USD/ST. Отметим, что короткая тонна (ST) и метрическая (MT), это, как говорят в Одессе, две большие разницы. Потрудитесь перевести по коэффициенту (1 US/ST = 0.9071 MT), и Вы поймёте, что текущие цены Восточного побережья США уже самые высокие в мире. 
  2. Существенное повышение цен на сталь — это, помимо раскручивания маховика инфляции, еще и потеря конкурентоспособности для американского машиностроения. И не стоит забывать, что доля производителей карьерных самосвалов, горного оборудования, тракторов, комбайнов, судовых двигателей и прочих механизмов занимает немалую долю в экспорте США. Как сейчас радуются корейские, японские и китайские машиностроители! В обозримом будущем (в периоде оборачиваемости стали на складе американской компании-машиностроителя) они лишатся одного из ключевых своих конкурентов. Это просто подарок судьбы...
  3. Заоблачная стоимость стали — это еще и существенное снижение прибыльности нефтедобывающего сектора. Ведь трубы и металлоконструкции составляют львиную долю в себестоимости. Более того, дорогая сталь вполне может поставить под вопрос эффективность и прибыльность добычи сланцевой нефти и газа, где себестоимость носит критический характер. Думаем, что многие страны-экспортеры нефти очень тихо и очень “про себя” благодарят администрацию США за столь щедрый подарок. Смотрите на котировки нефти — они покажут реальное ожидание рынка в ближайшее время. 
  4. Присоединимся и мы к тем экспертам, которые не без основания отметили, что импортная пошлина не учла структуры импорта стали. О чем идёт речь — в список стран-изгоев стального сектора чудесным образом попала Бразилия — ключевой поставщик сляба для рынка США (как, впрочем, и РФ). И тут власти явно не учли один факт — по разным оценкам, внутреннее производство США обеспечивает лишь 65-70% от общей потребности сляба. И пока не ясно, за счёт чего будет покрываться эта недостача. Более того, в краткосрочном периоде на рынке и вовсе может произойти снижение производства готового листового проката именно потому, что «прокатывать» будет нечего, а восполнить недостаток полуфабрикатов собственными силами практически невозможно. Вот и получается, что уже в скором времени придётся вносить «поправки» и «коррективы», расширяя список исключений для стран и товаров. Ну, явно поторопились...
  5. Критически настроенный читатель отметит, что не все ведь страны попади под санкции... Канада и Мексика, например, получили отсрочку в введении пошлин на 30 дней. Увы, но этот довод окажется значимым только для того, кто никогда не поставлял (торговал) сталь на экспорт. Любой трейдер подтвердит, что логистические плечо для поставок даже в ближнее зарубежье редко составляет менее 15-20 дней. Иными словами, Канаде и Мексике «разрешили» довезти беспошлинно те товары, которые уже находились в пути. И ни один здравомыслящий производитель или трейдер не пойдёт на риск поставки, которая может попасть под 25% налог, который будет заплачен из его кармана и приведёт к прямому и очень болезненному убытку. Более того, к моменту выхода этой статьи пройдёт более двух недель с момента опубликования указа, а это значит, что как мексиканские, так и канадские поставки уже фактически остановлены.
  6. Косвенные последствия... А вот они могут оказаться куда более болезненными для экономики США, чем прямые последствия подорожания стали и потери конкурентоспособности части экспорта. Речь идет о начале эпохи торговых войн. Шаг по введению пошлин на сталь является идеальным предлогом для властей многих стран, чтобы ответить идентичными мерами. Причём, теперь это можно сделать беспрепятственно и не вызывая гнев либеральной общественности. Давайте предположим, что Европе было бы очень интересно ограничить ввоз пестицидов или семян, или калифорнийского вина, или фуражной  кукурузы из США. Раньше это вызвало бы истерику и обвинения в протекционизме и нарушении принципов трансатлантического партнёрства. А вот теперь это можно сделать практически безболезненно и как бы в ответ на уже введённые ограничения. Китай и раньше не очень хотел допускать сельхозпродукцию из Америки на свой рынок, а теперь границу можно закрыть под вполне благовидным предлогом (то же самое касается и возможности проникновения американских банков в финансовый сектор Поднебесной). Думаем, что и Канада может ответить идентичными пошлинами на молочные продукты и пшеницу своего соседа, тем более, что об этом уже очень давно просили канадские фермеры, а теперь это можно сделать вполне обоснованно и с обиженным выражением лица (ну, раз Вы так, значит и мы так...). И перечень взаимных претензий будет только увеличиваться и расти. Ведь, как сказал один из обозревателей канала Bloomberg, «... крайне трудно построить систему свободного обмена товарами, а фактически разрушить ее можно одним росчерком пера...».              

Так кто же пострадал и, скорее всего, пострадает на самом деле из-за этой злосчастной 25% импортной пошлины на сталь? 

 

Банки, в первую очередь банки. И дело тут не в том, что ряд финансовых организаций Америки потеряют долю прибыли от участия в капитале (или от сокращения финансирования производственной или торговой деятельности) японских, корейских или европейских металлургических компаний. Дело в том, что для банка самым неблагоприятным сценарием является непредсказуемость ситуации. Потери можно покрыть, прибыль получить на чем-то другом, но допустить невозможность предсказать с достаточной долей вероятности, каким будет поток денежных средств того или иного заемщика, — нельзя. 

Мир, который живет в кредит, не имеет права на свободную непредсказуемость действий. А именно этот фактор непредсказуемости и был введён 25% пошлиной в ежедневное существование металлургической и смежных с ней отраслей.

 

Но весна все же наступит, и это неизбежно. Также неизбежно наступят перемены, а они для мудрых людей всегда приносят только пользу...

 

С уважением,

Редакционный Совет

Комментарии (1)

Осталось символов - 500

Cancel or

  • Артем
    Спасибо!
    Интересно.
    Впредь буду вас почитывать.
Баннер пустышка Аналитические заметки внизу 1
Баннер пустышка Аналитические заметки внизу 2