Баннер пустышка Аналитические заметки

Аналитические заметки: Константы и парадоксы…

Рейтинг:   / 0

Памяти моего друга Кости (22/12-1970 — 21/01-2020)

 

 

 

Доброго времени суток, уважаемый Читатель! 

 

“Трудно найти в тёмной комнате чёрную кошку. Особенно, если её там нет”, —  утверждал Конфуций. “Трудно анализировать динамику рынка, тем более, что она фактически отсутствует…”, — попугайничаем за великими мы. Однако наступивший сезон подведения результатов уходящего года все-таки требует от нас составления итогового текста, который, как мы надеемся, окажется нетривиальным и сможет побудить Вас, уважаемый Читатель, на некоторые размышления.

 

Итак, описав синусоиду, которая очертила минимумы и максимумы ценовых отметок, рынок вновь вернулся к тем уровням, с которых стартовал прошлый год (мы уже использовали этот оборот в одной из предыдущих наших статей)… 

Если в начале 2019 чугун стоил не более 310 USD/MT FOB, то сегодняшние предложения постепенно подтягиваются к отметке в 300-315 USD/MT FOB. Идентичная ситуация складывается и в сегменте полуфабрикатов. Так, январская заготовка стабильно отгружалась на уровне в 400-410 USD/MT FOB, а рост последних трех недель позволил экспортерам вернуть оферты к 415 USD/MT FOB. Лист, спросите Вы, был немного дороже? Да, первые отгрузки января в черноморских портах были на уровне в 440 USD/MT FOB, а сегодня пока не превышают 420-430 USD/MT FOB. А вот г/к рулон в Азии как будто не менялся в цене за двенадцать месяцев и все еще предлагается на уровне в 450-460 USD/MT FOB. Можно долго продолжать перечень примеров, но одно становится ясно, что мы только что описали первую константу рынка стали — стабильность ценового колебания в диапазоне (+/-) 50-70 USD/MT. Более того, отметим, что похожее было отмечено и при сравнении ценового тренда 2017-2018 годов. 

 

Единственное, что выбивается из общей динамики предсказуемой волатильности, — это цены на руду. Тут совсем иная ситуация. Если в начале года австралийские лоты предлагались на внутренний рынок Поднебесной не выше 67-69 USD/MT CIF, то на пике роста в середине июля и в начале августа предложения рударей переваливали за 115-118 USD/MT. И только в октябре и ноябре, когда цены на сталь сдавали позиции, а темпы снижения на прокат превышали 20-25 USD/MT, индикации на основное сырье вновь отступили до уровня в 80-85 USD/MT, отыграв за год более 20 USD/MT. Однако этот факт вполне объясним второй константой, которая наблюдается на рынке стали в последние годы. 

 

Растущие объемы производства в КНР — вот извечная притча во языцех и обязательная тема всех аналитических статей последних лет. Несмотря на заявления о закрытии старых производств, несмотря на планы по снижению загрязнения окружающей среды и, как следствие, принудительные сокращения выплавки стали, Китай семимильными шагами приближается к годовой отметке в 1 млрд тонн и, похоже, рекорд будет поставлен если не в этом, то уж точно не позднее 2020 года. Напомним, что в 2017 году годовые показатели составили 870.9 млн тонн, а вот уже в прошлом темпы выплавки достигли 928.3 млн тонн. Однако только за период января — октября текущего года этот показатель уверенно перевалил за 828 млн тонн, а при сохранении темпов производства в 81 млн тонн в месяц не трудно подсчитать, что годовой результат окажется не ниже 990 млн тонн. И, похоже, бесполезно пытаться рассчитать баланс спроса и предложения и ответить на вопрос: “Куда девается китайская сталь?”. Это тем более сложнее сделать в условиях третьей константы, которая краеугольным камнем лежит в основе существующей конъюнктуры рынка — низкий уровень спроса.

 

Думаем, не станет сенсацией новость о том, что и в грядущем году ведущие специализированные издания не прогнозируют существенного роста потребления. Так, согласно недавним прогнозам WorldSteel Association, в 2020 году суммарное мировое потребление стали продемонстрирует прирост лишь на 1.7%. Напомним, что фактическая динамика увеличения потребления стали в 2016 году составила 0.2%, в 2017 — 0.5%,в 2018 — 1.4%, а в текущем году она не превысит 3.5% (а по некоторым прогнозам и 2.5%). При этом Китай за последние два года, оставаясь лидером производства стали, уверенно закрепил за собой позицию аутсайдера в динамике потребления: -2.1% в 2017 году, -0.5% в прошлом и, согласно предварительным оценкам, в текущем фактический спрос на сталь продемонстрирует подъем на скромные 0.4%-0.6%. В противовес приведем последние уточненные данные производства стали в мире за последние три года: 2017 — + 6.3%, 2018 — +4.5% и в 2019 прирост составит не менее 2.5%-3%. Причем, как Вы уже понимаете, львиная доля, как и в прошлые годы, приходится на неутомимых металлургов Поднебесной, о чем мы уже говорили выше.

 

Не удивительно, что слагаемой низких темпов производства выступает еще одна константа, которая доминирует в заголовках новостей последних лет — низкий уровень темпов экономического роста. Примечательно, что только в этом году мировые издания заговорили о кризисе производства и рецессии в ряде отраслей, которые являются наиболее емкими с точки зрения потребления стали. Так, строительная отрасль сократит темпы до уровня в 1.5% в текущем году, а, по некоторым прогнозам, уровень роста в 2020 году не превысит 1%-1.2%. Еще хуже обстоят дела в автопроме, где речь уже не идет о снижении темпов роста, а о фактической рецессии. Согласно последним оценкам, производство легковых автомобилей по результатам года в Германии упадет на рекордные 10.6%, а мировой лидер — Китай — снизит объемы выпуска на 13.8%. При этом фактически не изменятся показатели автопрома в таких странах, как США и Индия, где производство ожидается на уровне 2018 года. На фоне столь существенного снижения вполне закономерными выглядят новости о том, что крупнейшие автомобильные концерны уже сократили до 80 000 рабочих мест, причем лидером выступили как немецкие, так и американские компании. 

 

Ну, и напоследок, неутешительные новости из сегмента машиностроения, которое радовало восходящим трендом показателей производства в 2016-2018 году, однако в текущем даже предприятия КНР планируют сократить выпуск на 1%, а западные страны, и в первую очередь Германия, скорее всего, не смогут превзойти показатели прошлого года. При этом большинство экспертов сходятся во мнении, что грядущий год принесет сокращение производства не только в вышеупомянутых странах, но и в Японии и США.

 

Вот, скорее всего, тот не полный перечень тем, которые постоянно всплывают в различного рода статьях ведущих изданий на протяжении последних нескольких лет. Причем постоянство, с которым эксперты и аналитики возвращаются к одним и тем же объектам анализа, заставляет нас называть их константами. 

 

Однако мы склонны полагать, что эти константы обладают не только постоянством повторения, но и еще одним важным качеством — парадоксальностью. И вот в чем это выражается. За последние несколько лет нас приучили (или, если Вам так больше нравится, мы привыкли) к тому, что существует разрыв логической последовательности между экономическими фактами (и не только) и следующими за ними событиями. Похоже, что мы имеем дело с парадоксальными явлениями, которые как нельзя точно подпадают под формулировку, которую мы позаимствовали у психологов: “то, да не то…”. Иными словами, происходящее событие не обуславливает и не порождает закономерное разрешение ситуации. Более того, парадоксальная константа имеет тенденцию к последовательному и неоднократному воспроизведению, что создает эффект неизбежности или, если хотите, обреченности.

 

Перепроизводство и спад потребления не приводит к сокращениям и реструктуризации (“то, да не то…”, повторяющееся из года в год). Избыточное предложение не оказывает существенного влияния на ценовую динамику (“то, да не то…”, повторяющееся из года в год). Рост цен на сырье происходит вопреки тенденциям снижения на готовую продукцию (“то, да не то…”). 

 

А ведь это очень похоже на те политические константы-парадоксы, которые нам преподносятся в ежедневных информационных сводках и аналитических программах. Посудите сами, Brexit — это пока (ну, по крайней мере, на момент составления статьи) не факт выхода Объединенного Королевства из Евросоюза. Это всего лишь сага или мыльная опера продолжительностью в три года, которая перманентно является предметом для обсуждения, псевдоанализа,  запугивания обывателей, проведения выборов и перевыборов. Более того, о Brexit говорят так долго, что это событие в момент своего фактического воплощения рискует оказаться комичным. На ум приходит только отрывок из бессмертного монолога М.М. Жванецкого “… Потом, насчет очков. Их нет или они есть? Или есть, или нет? Не в очках дело! Пусть четко скажут – они есть или их нет…”. Вот и нам, подневольным потребителям новостного контента, становится интересно с иронической улыбкой на устах: “… Они (британцы) слиняют с этого долгового парохода под названием Евросоюз или нет? И дело уже не в самом выходе из ЕС. Пусть просто определятся и сделают выбор, потому что мы постепенно стареем и хотим успеть узнать до того как… ”. 

 

Однако давайте возьмем еще один пример, который в большей степени приближен к экономике — торговые войны. Как полагали многие, конфликт между США и КНР должен были завершиться быстрой победой инициатора противостояния. Тем не менее и этот набор протекционистских шагов по истечению почти двух лет превратился в фарс. Что мы имеем в сухом остатке — бесконечные переговоры, новые заградительные пошлины и смутную надежду, что стороны вот-вот договорятся, о чем с неподдельным трепетом каждый раз сообщают ведущие экономические издания. А по фактическому итогу, цель, которую преследовали власти США — сократить дефицит внешней торговли, — оказывается столь же недостижимой, как и до введения импортных пошлин. 

 

Отметим, что этим явлениям очень точное определение было дано в одной из недавних статей, опубликованной на BBC, где автор отметил, что существующие конфликты (торговые, политические и военные) лишь череда второстепенных, хотя и болезненных (кровавых) событий, которые происходили во время столетней войны. Да, похоже, что мы живем в период начала столетних конфликтов, результат которых нам просто не суждено узнать…

 

И этим фактом незамедлительно пользуется та группа людей, которые очень опасаются деградации происходящего до уровня комического, смешного. Мы не раз уже отмечали в наших предыдущих статьях, что для кукловода (или повелителя мифов) очень опасно, если навязываемая реальность подвергается осмеянию. Почему? Да, просто потому, что, как утверждал профессор МГУ В.В. Петухов, — “обряды принятия норм (социальных, религиозных и т. д.) базируются на страхе, а смеховой обряд выступает критическим испытанием этих норм” (очень рекомендуем отрывок лекции, который Вы найдете по следующей ссылке: https://www.youtube.com/watch?v=LupaWAtLRaE). А отсюда следует, что если обыватель вдруг начнет смеяться, то многое из того, что кажется сегодня социально значимым и непререкаемо важным, рискует просто исчезнуть, как улетучивается утренний туман в лучах солнца.

 

Вот и тратят те, кто больше всего боится смеха, немалые усилия для того, чтобы навязать нам это опустошающее чувство обреченности, частью которого и являются парадоксальные константы, о которых мы говорили ранее. Но, это начинание вряд ли когда-либо станет успешным. Несмотря на немалые усилия и изощренность методов манипуляции, тщетность навязывания неизбежности доказывается не только фактом существования смеха, который никуда не девался, но и утверждением замечательного философа (советского Сократа) М.К. Мамардашвили: “Представьте себе, что вся Вселенная есть одна говоримая, но не сказанная до конца фраза… , и мы со всем, что с нами случается и не случается, внутри ее – этой фразы”. 

 

Увы, господа кукловоды, Вы, так же, как и мы, находитесь внутри этого вечного акта и уж можете быть уверены в том, что наверняка не Вы говорите эту фразу.

 

А пока надо вспомнить, что приближается Новый год, который станет первым в новом десятилетии “двадцатых” нынешнего века. И если верить в закон повторения истории на новом витке ее развития, вместе с боем курантов наступит новый период, где будут доминировать безумные африканские (читай “первобытные”) ритмы, выраженные синкопой, свингом, вокальной экспрессией и импровизацией. Грядущее десятилетие джаза обещает быть нескучным!   

 

 

Счастливого Нового года и Рождества!

 

С уважением,

Редакционный Совет

Комментариев (0)

25.07-2019 / Аналитические заметки: Расстановка фигур накануне событий, или Итоги первого полугодия…

Рейтинг:   / 1

 

 pic1 250719

 

«... Бей в барабан, и не бойся беды,

И маркитантку целуй вольней!

Вот тебе смысл глубочайших книг,

Вот тебе суть науки всей…»

 

Генрих Гейне

Доктрина (Перевод Ю. Тынянова)

 

 

 

 

 

 

 

 

Доброго времени суток, уважаемый Читатель! 

 

В последние несколько месяцев постоянно ощущается состояние парадоксальной непредсказуемости, когда пытаешься проанализировать либо текущие общеэкономические события, либо обособленные отраслевые “происшествия”. 

 

А ведь как интересно начинался год. Минимальные уровни цен на все виды проката и снижающееся производство в КНР предвещали быструю развязку тех многих проблем, которые накопились на рынке стали…

Но давайте проанализируем все по порядку.

 

Январь и февраль, которые уже сегодня кажутся бесконечно далекими, были теми месяцами уверенности скорого разрешения кризиса перепроизводства, в котором сталепроизводящая отрасль находится последние несколько лет. Посудите сами — для этого были все необходимые условия. Во-первых, цены достигли минимумов двух-трехлетней давности. Стоит только вспомнить, что в январе лом, поставляемый на рынок Турции, был не выше 280-285 USD/MT CIF, причем большинство экспертов были уверены в том, что недалек тот час, когда индикации и вовсе провалятся ниже отметки в 260 USD/MT CIF. Удивительно низкие индикации доминировали и в сегменте полуфабрикатов, а заготовка в черноморских портах готовилась сползти ниже 400 USD/MT FOB. Да и вообще, производителям из стран СНГ не очень везло в первые месяцы текущего года, ведь практически все виды листового проката были зажаты в тиски падающего спроса и жесткой ограниченности географии поставок. Чего только стоил турецкий девальвационный кризис второй половины 2018 года, который привел к тому, что поставки листа сократились на 35-40%. Ну и не следует забывать, что с начала года окончательно закрылись рынки США, стран ЕС, да и некоторые страны Северной Африки начали всерьез задумываться о введении ограничительных импортных пошлин на некоторые виды проката (что, собственно, и сделал Египет уже к концу первого квартала). Не удивительно, что цены реагировали на все происходящее соответствующим образом, а предложения начала первого квартала по г/к рулону редко превышали 440-450 USD/MT FOB.

 

Надо сказать, что не все было спокойно в начале года и в Азиатском регионе. Торговые споры 2018 года уже начали оказывать существенное влияние на темпы промышленного роста, однако самой опасной в тот момент казалась статистика автопрома, который неуклонно снижался, обещая превратить затянувшийся кризис избыточного предложения листового проката в катастрофу глобального масштаба. На фоне всего вышеперечисленного индикации экспортеров Поднебесной уверенно сползали к многомесячным минимумам, однако приближающийся кризис заставил производителей не только пересмотреть ценовые ориентиры, но и существенно снизить производство, которое только в январе просело до уровня в 75.01 млн тонн, а на фоне затяжных праздников февраля и вовсе провалилось к отметке в 70.9 млн тонн. Казалось, что вечная сказка о всесильном стальном китайском Голиафе подходит к концу, да и цены в портах только подтверждали это предположение. Чего только стоят новости начала года о том, что толстый лист предлагается не выше 495 USD/MT FOB, х/к рулон — по 520 USD/MT FOB, причем отдельные лоты заявлялись еще на 10 USD/MT ниже. Многие эксперты не без оснований ожидали громких заявлений если не о банкротстве, то, как минимум, о реструктуризации и реорганизации отрасли, однако этого не произошло ни в КНР, ни в других странах Азии, обладающих значимой (ну, уж конечно не сравнимой по масштабам) металлургической отраслью.

 

Однако тревожное ощущение приближающейся развязки было присуще и иным рынкам. Не стоит сбрасывать со счетов и непрекращающийся нисходящий тренд на все виды готового проката в США, где г/к рулон еще в четвертом квартале 2018 года был на уровне 820 USD/ST, а уже в начале 2019 года редкие индикации производителей превышали 740 USD/ST. Не стоит забывать, что эта динамика спада происходила на абсолютно защищенном рынке, где влияние недобросовестных и демпингующих импортеров было ограничено 25% импортной пошлиной, а для отдельных особо отличившихся стран заградительный тариф составил 50%.

 

И только рынок основного сырья подозрительным образом не был восприимчив к общей тенденции спада. Властители недр (или большая тройка: Vale, BHP и Rio Tinto), как ледокол в Арктике, двигались по только им известному ценовому маршруту, и ни что не могло остановить повышение их предложений. Руда в начале года уже была на уровне в 68 USD/MT CIF (австралийские лоты Fe 61%), а индикации на бразильские лоты уверенно превосходили отметку в 80 USD/MT CIF. Отметим, что к ценам начала второго полугодия 2018 года прирост составил менее 5-7 USD/MT. Более того, ни падение цен в сегменте готового проката, ни резкий спад производства в КНР никак не повлияли на рост индикаций. Уже к марту австралийские лоты были на отметке в 80 USD/MT, а бразильские предложения достигли рекордного уровня в 100 USD/MT.

 

Кстати, именно март стал точкой разворота ценовой динамики и в готовом прокате. Как по волшебству, то есть без каких-либо видимых причин, связанных с оживлением спроса, растущей экономикой или иными прописными макроэкономическими истинами, цены вдруг оказались на уровнях полугодичной давности, причем только ленивые издания не отмечали, что восходящий тренд происходит на фоне крайне низкого уровня спроса. Уже к концу первого квартала ведущие эксперты рапортовали о том, что заготовка в черноморских портах достигла 460-465 USD/MT FOB и имеет все шансы продолжить повышаться, арматура из депрессивной Турции (в экономическом плане) отгружается не ниже 500-510 USD/MT FOB, а г/к рулон снговского производства подбирается к диапазону в 480-500 USD/MT FOB. Более того, здоровым оптимизмом и уверенным взглядом в ценовое будущее радовали и рынки стран Восточной Азии, где беспричинный рост предложений позволил китайским экспортерам вернуть индикации на толстый лист к отметке в 550 USD/MT FOB, а х/к рулон активно предлагался не ниже 570 USD/MT FOB. Отметим, что шаг повышения составил 40-50 USD/MT, и этот факт окажется важен в нашем дальнейшем повествовании о ценовой динамике второго квартала.

 

Справедливости ради отметим, что только в США, где процессы возвращения былого величия страны протекают в загадочных и сжатых формах определения глобальных тенденций внешнеэкономической политики, сообщаемых в Твиттере, цены на все виды проката уныло дрейфовали к отметкам, которые наблюдались до введения непомерных заградительных пошлин. Даже неплохие показатели темпов экономического роста с начала года не смогли удержать производителей от очередного снижения индикаций, а уже к началу второго квартала г/к рулон был не выше 680 USD/ST EXW, что фактически соответствовало шагу коррекции в 50-60 USD/ST за период трех месяцев. Именно динамика цен на Восточном побережье заставляла задуматься о том, что весь бурный рост Азии, Ближнего Востока и Европы носит, как бы это точнее выразить, — искусственный и необоснованный характер. 

 

И те эксперты, кто сохранил это сомнение при построении своих последующих рассуждений, оказались правы. Уже май подтвердил неизбежное приближение коррекции, а июнь вернул рынок к уровням начала года. Причем, и это мы отмечали выше, снижение составило те же 50-60 USD/MT. Посудите сами — еще несколько недель назад заготовка была на отметке в 410 USD/MT FOB (или на минимальные 5-10 USD/MT выше, чем в январе), турецкая арматура уже не превышала 440-445 USD/MT FOB, толстый лист в Портах КНР был на отметке в 490-495 USD/MT (до недавней попытки компенсировать рост цен на руду), а х/к рулон китайского производства предлагался в диапазоне 510-515 USD/MT FOB. Да, и чуть не забыли, лом также не избежал участи нисходящего тренда и уже успел обновить минимумы января, достигнув отметки в 275-285 USD/MT CIF.

 

А что руда? — спросите Вы. Продолжает бить рекорды с предложениями в диапазоне 110-120 USD/MT. Причем в этот раз у большой тройки есть все основания для оправдания своих действий. Складские остатки в портах Поднебесной уже не выше 105 млн тонн (или на 40-45 млн тонн меньше, чем в начале года), да и китайские металлурги неустанно наращивают свое производство, демонстрируя рекорды производительности. Ведь с момента февральского обвала производство каждый месяц неуклонно повышалось, и уже в марте было выплавлено 80.3 млн тонн, в апреле — 85.03 млн тонн, ну а май оказался и вовсе передовым с показателем в 89.09 млн тонн. Фактически, несмотря на скромное начало года, суммарное производство за пять месяцев уже превысило 404 млн тонн, а это, как минимум, на 10.2% больше, чем за аналогичный период 2018 года. 

 

И тут не трудно подсчитать, что, если в последующие семь месяцев темпы окажутся идентичными, годовое производство Поднебесной рискует превысить 970 млн тонн. Более того, если темпы выплавки останутся на  отметке в 85 млн тонн в последующие месяцы, то есть все шансы установить исторический максимум в 1 млрд тонн. Однако мы не будем предпринимать попытки рассчитать баланс спроса и предложения и уж точно не продолжим размышлять о том, куда девается вся избыточная сталь в условиях стагнирующего спроса внутреннего рынка и при минимальных показателях экспорта, которые только в мае составили скромные 5.73 млн тонн. Китайская металлургия отрасль загадочная, и что они делают “… со всей этой водой и куда деваются такое количество пароходов, блуждающих в тумане на реке Янцзы”, — не наша забота… (и слава Богу!).

Важно, на наш взгляд, отметить лишь то, что рынок в своих ценовых показателях вновь вернулся к уровням начала года, описав на графиках дугу с шагом в 50-60 USD/MT (см. ниже):

 

 

 

pic2 250719

 

 

И кроме ценовых пируэтов ничего не произошло? — спросите Вы. Не совсем. 

Было одно знаковое событие, которое оживило унылые статьи ведущих специализированных изданий. 22 мая British Steel (2.8 млн тонн производственных мощностей), принадлежащая Tata Steel с 2016 года, объявила о своей неплатежеспособности и фактической приостановке деятельности. Последовало множество догадок и заумных предположений на тему, что именно послужило причиной для столь трагического финала компании, которая была флагманом британской металлургии. Приводились самые различные доводы вплоть до пагубного влияния Brexit, однако, как нам кажется, для того, чтобы довести до банкротства производителя первоклассных железнодорожных рельс, надо обладать единичным даром, подобным тому, каким обладает нынешний президент США. Ведь только ему удалось довести до банкротства казино, которое, в принципе, не может прогореть…  

 

Но кроме ухода в небытие British Steel стали хуже и общая экономическая ситуация, и ключевые показатели развития промышленности ведущих экономик мира. Причем только за последнее полугодие отчеты явно указывают на более плачевное положение, чем в январе. Никуда не делся спад производства в китайской промышленности и, в частности, в автопроме. Отметим, что в идентичном кризисе уже оказались и ведущие автопроизводители из ЕС, и, судя по последним данным, уже из отчетов июня станет ясно, что к ним присоединятся и американские гиганты из большой детройтской тройки. Существенно хуже стали отчеты о промышленном производстве и показатели PMI ключевых экономик ЕС. Причем последние публикации уже открыто заявляют о рецессии в промышленности Германии, которая началась во втором квартале. Ровным счетом никуда не делись протекционизм и торговые конфликты. Наоборот, есть все шансы, что в ближайшее время нас ожидает новая волна введения заградительных пошлин (и не только в США) и переформатирования импортных и экспортных потоков. Более того, есть большая вероятность, что в торговое противостояние будут втянуты и валюты, курсом которых столь успешно манипулируют многие страны для создания благоприятных условий своим экспортерам.   

 

Однако, если Вы считаете, что новой порции критического негатива макроэкономического характера будет достаточно для того, чтобы мировая металлургия начала процесс трансформаций, то Вы, скорее всего, ошибаетесь. За последние годы рынок стали подтвердил, что он окончательно утратил самодостаточность и попал в манипулятивную зависимость. Иными словами, ни внешние факторы (падение спроса в ключевых отраслях-потребителях), ни внутренние кризисные процессы (такие как избыточность предложения, потеря конкурентоспособности и т. д.) не в состоянии запустить процесс трансформаций (банкротство, списание, реструктуризация и оптимизация). Кому-то удалось создать сказочные условия, когда (вернемся к нашей метафоре, которые мы использовали несколькими страницами ранее) “по мановению волшебной палочки” цены прибавляют Х USD/MT или теряют Y USD/MT (но не падают ниже уровня, который определил Кукловод), хотя для этого нет ни формальных, ни достаточных причин. В наших предыдущих статьях мы уже не раз высказывали предположение, что этот “Кто-то” является банковской системой, которая прочно оккупировала и подчинила себе целые цепочки отраслей от сырья до розничной торговли с потребительским кредитованием.

 

Тем не менее и всесильность этой системы уже сегодня может быть поставлена под сомнение. Несмотря на все попытки создать идеальный (или идеально управляемый) мир, “Деньги” столкнулись с одной небольшой, но пока непреодолимой проблемой. Обладая доминирующей во всех торговых операциях валютой, обладая самой совершенной и централизованной системой потока денежных средств, “Короли” стали жить хуже, чем их “Вассалы” (возможно потому, что разучились немного шить по вечерам…). Это доказывается общедоступной статистикой внешнеторгового баланса между США, ЕС и КНР. Только по результатам прошлого года, дефицит между США и КНР составил более 419 млрд, а между США и ЕС — 139 млрд. Причем и “конкурирующая” с американской финансовая система Европы также испытывает идентичные проблемы, ведь дефицит торгового баланса с Поднебесной и в их случае превышает 185 млрд. Хотя стоит отметить, что отсутствие возможности быстро и централизованно принимать решения пока не позволило старушке Европе даже приступить к первичным действиям по исправлению сложившейся ситуации. Так что, сегодня практически нет сомнений в том, что именно власти США будут направлять усилия на преодоление этого дисбаланса. Кстати, об этом открыто заявлял действующий президент. Почему это важно для нашего анализа? Да только по той причине, что в несамодостаточной отрасли (а именно так мы определили сегодняшнее состояние металлургии) необходимо понимать, откуда и в какой форме придут перемены.

 

Итак, похоже, что стратегия оказания давления исключительно на Китай пока не привела к должным результатам. Переговоры по торговым противоречиям зашли в тупик, да и фактических подтверждений результативности действий получить не удалось, о чем свидетельствуют последние статистические отчеты. Логично было бы предположить, что бравые парни с берегов реки Потомак не удовлетворятся позорной ничьей, тем более, что не за горами выборы, на которых нужно будет в очередной раз убедить избирателей в том, что страна идет правильной дорогой к возрождению былого величия. И следующим шагом, вероятно, будет попытка повлиять на Китай, создав серьезные торговые преграды для второго по величине рынка, куда Поднебесная поставляет свою продукцию, — для ЕС. Тем более, что это подспудно позволит хотя бы на время решить и проблему дефицита торгового баланса между США и Европой. Увы, но под ограничения рискуют попасть не только вина и сыры Франции, но и товары автомобилестроения и машиностроения Германии. И если это произойдет, то и Евросоюз, и экономически-зависимые от него страны ожидает кризис, масштабы которого сложно переоценить. Причем параллельно может быть организован локальный конфликт, например, в одной из стран Персидского залива, что позволит существенно ограничить доступ того же Китая к санкционной, а следовательно, более дешевой нефти.

 

А что при этом произойдет с рынком стали? — спросите Вы. Да, в общем-то все то, что давно должно было произойти, если бы не чрезмерная зависимость (читай закредитованность) отрасли. Закрытые рынки (США, ЕС) будут демонстрировать существенный спад до тех пор, пока производители не приведут свои объемы производства к фактическому спросу (кстати, на этот шаг уже пошел Arcelor, когда анонсировал снижение производства листового проката в период второго полугодия). Китай станет крупнейшим экспортером готового проката в те страны, которые не смогут закрыть свои границы от наплыва дешевого импорта. Руда будет стоить не выше 30 USD/MT CIF (как это уже было пятнадцать лет назад), подтверждая непреложный закон, гласящий о том, что “… чего есть в избытке, дорого стоить не может…”. Причем мы осмелимся даже предугадать время, когда все эти события начнут развиваться. Не кажется ли Вам, что для начала действий хорошо подходит любой затяжной период отпусков или каникул, когда многочисленные управленцы государственных структур и частных компаний проводят время вдалеке от офисов. Таким ближайшим “окном возможностей” является грядущий август. 

Кстати, этот месяц уже протестировали в прошлом году, когда в Турции “случился” девальвационный кризис…

 

А пока остается только черпать вдохновение в романтических стихах Генриха Гейне, сохраняя надежду, что все-таки стоит бить в барабан и не бояться беды… Хотя репортажи ведущих телеканалов, которые начали демонстрировать банковских работников, покидающих офисы Deutsche Bank из-за массового сокращения, затронувшего каждое пятое рабочее место, уж очень сильно напоминают кадры восемнадцатилетней давности, связанные с компаний Enron. Тогда никто не верил, что это может повториться всего семь лет спустя с Lehman Brothers…  

 

 

Хорошего лета!

 

 

С уважением,

Редакционный Совет

Комментариев (1040)

21.12-2018 / Аналитические заметки: Перспективы на год грядущий, или предчувствие «китайского синдрома»…

Рейтинг:   / 0

«... Что наша жизнь: 

не привыкнешь — подохнешь, 

не подохнешь — привыкнешь...».

М.М. Жванецкий

 

 

Доброго времени суток, уважаемый Читатель! 

 

Неумолимо и прекрасно ускользающее от нас время. Казалось, только вчера мы строили планы и прогнозы на четвёртый квартал, а уже сегодня приходится подводить итоги года. Совсем скоро наступит последний год второго десятилетия двадцать первого века и от этой простой и безусловно логичной констатации становится немного не по себе... 

 

А ведь, если вдуматься, декабрь нынешнего года является юбилейным. Ровно десять дет назад в разгаре был кризис 2008, и именно в декабре развернулись самые драматические события в мире финансов, банковского сектора, металлургии и в других отраслях. Причем, самое неприятное, что за эти годы проблемы десятилетней давности так и не были разрешены. Скорее, они были отложены, и грядущий год вполне может стать тем, когда дыры в бортах мировой экономики все же придётся латать по-настоящему, а не пустыми обещаниями и манипулятивными всплесками. Ну, а если это будет невозможно осуществить, то, наверное, придется менять корабль... Но давайте поговорим обо всем по-порядку...

 

Итак, вполне стандартная схема анализа любого результата года — ценовой тренд и «большие события». Увы, дорогой Читатель, вряд ли уходящий год стал благоприятным для металлургической отрасли. А ведь как все хорошо начиналось еще одиннадцать месяцев назад. 

 

Заготовка в черноморских портах по 520-530 USD/MT FOB, турецкая арматура не ниже 580 USD/MT FOB, украинский г/к рулон со вкатанной окалиной и расслоенной кромкой не ниже 570 USD/MT FOB, а более качественный российский листовой прокат торговался на отметке в 590-600 USD/MT FOB. Не удивительно, что при таком «ценовом старте» года многие отечественные менеджеры с оловянными глазами и торричеллиевой пустотой в головах рисовали оптимистические бюджеты своим хозяевам, которые, к слову, уже давно не интересуются тем, на чем зарабатывают и с чего живут, наглядно объясняя, как вернём долги двенадцатилетней давности и что положим в карман (акционеру, ну и себе, конечно, а как без этого...).

 

Увы, не случилось, да и, скорее всего, не могло случиться... Год завершается для СНГ-овских комбинатов не только обвалом цен на 100-120 USD/MT, но и патовой ситуацией, когда круг потребителей резко сократился. Закрыт квотами рынок ЕС, остановлены отгрузки (кроме чугуна, конечно) в США после введения 25% импортной пошлины, в середине лета «пропал» в девальвационной пучине кризиса рынок Турции. До азиатских рынков далеко (читай — дорого), да и там ситуация с ценами выглядит не столь радужной.    

 

Если в начале года сляб в странах Юго-Восточной Азии уверенно держался на отметке в 530-535 USD/MT CIF, то сегодня предложения уже не дотягивают до 425 USD/MT CIF, и с рынка ушли бразильские поставщики, которые находятся слишком далеко для того, чтобы конкурировать. Г/к рулон китайского производства не опускался ниже 580 USD/MT FOB, а сегодня предложения уже на 120 USD/MT ниже, так как январь был закрыт поставщиками на уровне 480-485 USD/MT CIF (ЮВА). Более того, х/к рулон, который не опускался ниже 620-630 USD/MT FOB и пользовался спросом, в последнюю декаду декабря с трудом продаётся по 520 USD/MT FOB, и интерес клиентов все еще не вернулся к привычным уровням. Однако на рынке Азии есть еще один новый тренд — обильное количество новых поставщиков. Если раньше ритм ценовой тенденции задавали китайские производители, что и не удивительно, ведь они «выбрасывали» каждый месяц от 8.5 до 10 млн тонн на близлежащие рынки, то сегодня в Юго-Восточной Азии можно встретить и турецкую арматуру, и украинскую заготовку (хотя все реже), и удивительно дешевый, но подпадающий под санкции прокат из Ирана. Более того, Поднебесная за прошедший год сильно уступила свои позиции страны-экспортера, сократив поставки до  диапазона в 5-6 млн тонн в месяц. Куда они девают металл, если собственное производство постоянно увеличивается на 6-6.5% в год (по данным за январь-ноябрь уже произведено более 857 млн тонн), а внутреннее потребление демонстрирует прирост в 0.1-0.4% — не понятно. Ну и пусть этот факт так и останется недосягаемой Восточной загадкой. Рано или поздно мы сможем получить ответ и на этот вопрос...

 

Так что, финал года явно выдался мрачным и безрадостным для многих производителей стали. Отметим, что только американским и европейским металлургам удалось избежать последовательного снижения цен, который начался на рынке в конце третьего квартала. В США после введения в мае импортной пошлины в размере 25% на любой готовый прокат для всех стран-поставщиков цены взлетели до исторических максимумов. Так, если в начале года предложения по г/к рулону находились на уровне в 720-740 USD/ST EXW, то уже в июне и июле цена не опускалась ниже отметки в 920 USD/ST EXW, и на рынке был явный ажиотаж. До рекордных уровней в 1020 USD/ST EXW дорос х/к рулон. Но, справедливости ради, отметим, что уже в августе восходящий тренд сменился относительной стабильностью, в сентябре были первые признаки спада, а в конце декабря предложения производителей вновь вернулись к уровням начала года. 

 

Более статичными оказались индикации в Европе. Динамика повышения и снижения редко превышала 30-40 EUR/MT, а основные виды проката завершают год на тех же уровнях, что и в январе. Однако стабильность «старого континента» может оказаться очень обманчивой и недолговременной. Отгородившись от мира и прямых конкурентов кумулятивными квотами, европейские металлурги рискуют попасть в западню спада внутреннего потребления. Ведь только последние статистические отчеты свидетельствуют, что промышленный локомотив европейской экономики — Германия уже второй месяц находится в состоянии рецессии. Да и внутренние проблемы стран-членов вряд ли будут способствовать повышению спроса на сталь. А ведь европейские компании вполне могут оказаться в ситуации, когда внешние рынки будут недоступны. По нескольким причинам: во-первых, при дальнейшем падении индикаций в Азии, на Ближнем Востоке и Северной Африке создастся ценовой барьер. Уже сегодня г/к рулон европейского производства стоит на 120-130 USD/MT дороже, чем аналогичный турецкий, а во-вторых, — ближние и дальние соседи (а среди них уже присутствуют ряд северо-африканских стран, Турция, некоторые страны СНГ и, конечно же, США) уже ввели ответные заградительные пошлины и квоты. Да, вероятность массового экспорта стали из ЕС на фоне существенного спада потребления маловероятна, но география возможных поставок за рубеж становится все меньше и меньше, и в случае серьезного кризиса торговать будет не с кем...

 

Да и Бог с ними, европейцами, которые уже не раз переживали серьезные промышленные кризисы и масштабные реструктуризации отраслей. Давайте попытаемся заглянуть в будущее и посмотрим, а нет ли хоть какого-нибудь намека на рост потребления, всплеска активности и, как следствие, роста цен на сталь...

 

Увы, но даже официальные прогнозы World Steel Association не изобилуют оптимизмом. Так что, нам предрекают:    

 

 

world1

 

 

И это все? Скромные +1.4% мирового потребления? Отметим, что и эти прогнозы могут быть подвергнуты достаточно критичной оценке. Обратите внимание, что в текущем году рост потребления оценивается в 3.9% к прошлому году, а вот динамика цен в последние пять месяцев явно провальная. Неужели вся активность была исчерпана мировым рынком в период января-июля? Скорее всего, нет. Но и это не столь важно, тем более, когда речь идёт о «глобальных цифрах», которые больше напоминают отчёт о средней температуре по больнице...

 

Куда сомнительнее оценки роста потребления отдельных регионов. Мы уже упоминали о Европе и рецессии в Германии. Добавьте к этому перспективу жесткого Brexit без договоренностей, и Вы поймёте, что экономический спад грядущего года легко перевернёт прогнозируемые +1.7% потребления в -1.7% (а то, возможно, и больше). Идём дальше...

 

Потребление в СНГ (+0.9%) и Ближнем Востоке (+1.2%). Позитивная динамика при падающих ценах на нефть, которая является основным источником доходов и обеспечивает экономический рост? Больше похоже на сказку, чем на реальную перспективу ближайших месяцев. Следует отметить, что «мировые бензоколонки*» (*определение Дж. Сороса) рискуют оказаться в самых трудных условиях в ближайшее время, так как процессы свертывания деловой активности и рецессия всегда носят лавинообразный характер в сырьевых экономиках (доказано опытом кризисов последних трёх десятилетий).

 

Несколько удивляет достаточно скромный прогноз роста потребления в странах NAFTA (ну, а точнее в странах USMCA после подписания в октябре нового торгового соглашения между США, Мексикой и Канадой). И хотя речь идёт о трёх странах, трудно предположить, что экономика США, которая продолжает расти с темпами 3.5-4.5% в квартал и находится на пике показателей за последние тринадцать лет, будет довольствоваться приростом потребления стали в 1%? Более того, большинство экспертов ожидают, что и в 2019 году динамика роста составит не менее 3.7%. Так что, оценки потребления, на наш взгляд, явно занижены ...

 

Ну и уж совсем удивляет оптимизм аналитиков относительно стран Азии и Океании. Прогноз прироста в 1.3% после всплеска потребления в +5% в текущем году хоть и выглядит как предостережение о надвигающемся кризисе, но все же вряд ли отражает реальное состояние дел. Оставим на время в стороне рассуждения о балансе спроса и предложения стали в Поднебесной и обратимся к статистическим фактам смежных секторов — автомобилестроения, строительства, машиностроения. Даже беглого просмотра последних отчетов достаточно для того, чтобы понять, что не все спокойно в Датском королевстве. Приведём только цифры: падение производства цемента составило в первом полугодии 2018 рекордные 5%, темпы роста строительного сектора сократились до 2.5% (а ведь еще в 2017 году они превышали 5-5.3%), производственный индекс PMI в текущем году снижается шестой месяц подряд, а ноябрьский показатель не превысил 50 пунктов, а это порог рецессии. Ну, и в завершении, приведём общеизвестные отчеты о продажах новых автомобилей: ноябрь — падение составило 13.9% и стало пятым месяцем нисходящего тренда, шаг в котором составляет от 4.5% до 10%. И это не отдельные сезонные провалы или случайное сочетание показателей. Это признаки глубокого системного кризиса... Так что, резкое снижение цен на листовой прокат и сорт, которые мы наблюдали в ноябре и декабре — не случайность, а закономерная реакция рынка на сокращение  спроса (текущее и грядущее). 

 

В этих условиях вовсе не удивительно, что даже оптимистические прогнозы аналитиков предрекают рост потребления стали в КНР на скромные 0.1-0.4% в 2019 году. Скорее всего, в условиях начавшейся рецессии они будут отрицательными. Ну а дальше, вам только останется включить воображение и представить, что будет, если (*далее приведены предварительные оценки на 2019 год) при производстве в 925 млн тонн и фактическом потреблении в 781 млн тонн какие-то 144 млн тонн выплеснутся на мировой рынок... Опасаемся, что многим странам-производителям придётся не сладко, а рынку придётся привыкнуть торговать и извлекать выгоду в ценовых диапазонах, которые будут ниже текущих еще на 70-100 USD/MT. Кстати, для некоторых стран и компаний это будет вполне под силу, но только для некоторых...

 

Но и это не обязательно сбудется, как не сбывалось многое из ранее предсказанного. Как и всякий прогноз, он является лишь индивидуальной попыткой заглянуть в коллективное будущее, которое по-прежнему остается непредсказуемым и потому прекрасным, как сама жизнь. 

 

В этой связи нам показалось, что удачным финалом статьи могут стать слова Канта:

 

"... Глубокою покрыто тьмой,

Что в жизни нашей будет.

Лишь то сознанием дано,

Что делать в ней нам подобает..." 

 

 

Хороших Новогодних Праздников и счастливого Рождества!

   

С уважением,

Редакционный Совет

Комментариев (1059)
Баннер пустышка Аналитические заметки внизу 1
Баннер пустышка Аналитические заметки внизу 2